Владимир Якименко о поисках души скрипки


 
Известный петербургский скрипичный мастер в своем интервью Надежде Шамовой, рассказывает о принципах построения скрипки, поисках лучшего звучания и о душе загадочного музыкального инструмента. 

Один и тот же инструмент у разных скрипачей может звучать по-разному. Он отзывается на твой организм, как живое существо.

Владимир Якименко всю жизнь был скрипачом, мастерством занимался с детства. Первые уроки реставрации музыкальных инструментов получил в мастерской своего деда, Александра Федоровича Якименко-Орловского — известного музыканта и реставратора-акустика, который окончил Петербургскую консерваторию по классу скрипки у выдающегося скрипача Леопольда Семеновича Ауэра. Свою первую скрипку изготовил по окончании консерватории в 25 лет.

Создание скрипки — очень увлекательное занятие, вечный поиск. Невозможно сделать инструмент один, и вслед за ним второй точно такой же как первый – они все разные, сделанные из разного материала, из разных форм.

Работа над скрипкой начинается с того, чтобы осознать, что ты хочешь построить – какой инструмент и как он должен звучать, потом поиски материала. Инструмент должен быть построен из правильно заготовленной древесины. Заготовка древесины – сложный процесс. Спиливать дерево надо в определённое время, обычно зимой, и после этого необходимо долго сушить. Предпочтительно, чтобы верхняя дека была сделана из ели, а всё остальное делается из клёна. Это сочетание пород дерева наиболее приемлемо для высококачественного звука.

Без душки скрипка не звучит. Вот эта палочка – в ней весь секрет. Поэтому она так и названа – душа инструмента. Душка передаёт колебания, которые распространяются от струн к подставке – на нижнюю деку. Акустическое место нужно найти путём проб и ошибок, т.е. на слух, потому что каждая скрипка подсказывает, что ей хочется, куда сдвинуться – вперёд, назад, левее, правее… А опыт тебе подсказывает, как стремиться к совершенству. Это сложная штука – достичь того, что ты хочешь. Акустика — это очень тёмное дело, но очень захватывает. Всю жизнь эксперименты.

Смычки тоже все разные. Они изготавливаются из фернамбука – эта древесина очень пружинящая и крепкая. От этой пружины очень многое зависит. Вес должен быть определённым. Смычок не вырезается, а изгибается, да еще и в золотом сечении – у него есть определённое соотношение большого отрезка к малому. Благодаря этому изгибу он создает на скрипке именно те штрихи, которые скрипачу нужно издать, т.е. фактически, он играет сам – ты только руководишь им. Для качественного стаккато нужен хороший баланс.

Приятно, когда на твоём инструменте кто-то играет и получает удовольствие.

Как сказал великий Шота Руставелли: «Что отдал, то твоё. А что утаил – то потеряно…»